Экклезиаст, Шекспир, Пушкин. Параллели

Слова Экклезиаста: «Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную масть мироварника: то же делает небольшая глупость уважаемого человека с его мудростью и честью«, — нашли, думается, свое отражение у Шекспира. Одно из ключевых мест «Гамлета» гласит:

Бывает и с отдельными людьми,
Что если есть у них порок врожденный -
В чем нет вины, затем что естество
Своих истоков избирать не может, -
Иль перевес какого-нибудь свойства,
Сносящий прочь все крепости рассудка,
Или привычка слишком быть усердным
В старанье нравиться, то в этих людях,
Отмеченных хотя б одним изъяном,
Пятном природы иль клеймом судьбы,
Все их достоинства - пусть нет им счета
И пусть они, как совершенство, чисты, -
По мненью прочих, этим недостатком
Уже погублены: крупица зла
Все доброе проникнет подозреньем
И обесславит.

Из несколько невнятного перевода Лозинского не видно, что Гамлет (и Шекспир) на самом деле тоже осуждает эту малую закваску зла в прекрасном человеке.

Но это еще не все параллели. На память приходит «Борис Годунов», известные слова Бориса о совести:

Но если в ней единое пятно,
Единое, случайно завелося,
Тогда - беда! как язвой моровой
Душа сгорит, нальется сердце ядом,
Как молотком стучит в ушах упрек,
И все тошнит, и голова кружится,
И мальчики кровавые в глазах...
И рад бежать, да некуда... ужасно!
Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.

На мой взгляд, параллель с Шекспиром и Экклезиастом объясняет такую странность у Пушкина, что убийство Царевича именуется «единым пятном», которое «случайно завелося». У Пушкина это «единое пятно», как и Шекспира, призвано объяснить вражду и всеобщее отвращение к Борису.

Роман Вершилло

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.