Афанасий Фет

В половине января (1858 г.) я, в числе прочих, наличных, московских литераторов, получил приглашение В. А. Кокорева на обед в его собственный дом близь Маросейки. Цель этого приглашения была мне совершенно неизвестна, так как про обед 28 декабря 1857 г. в Купеческом клубе я узнал только из статьи Н. А. Любимова в сентябрьской книжке Русского Вестника 1888 года. Речь, сказанная при этом Кокоревым, тождественна по содержанию с произнесенною им в Купеческом клубе: о добровольной помощи со стороны купечества к выкупу крестьянских усадеб. Помню, е каким воодушевлением подошел ко мне М. Н. Катков и сказал: «Вот бы вам вашим пером иллюстрировать это событие». Я не отвечал ни слова, не чувствуя в себе никаких сил иллюстрировать какие бы то ни было события. Я никогда не мог понять, чтобы искусство интересовалось чем либо помимо красоты.
Тем не менее за столами, покрытыми драгоценным старинным серебром: ковшами, сулеями, братинами и т. д.,- съ великим сочувствием находились, начиная съ покойных братьев Аксаковых и Хомякова,— наиболее выдававшиеся въ литературе представители славянофилов.

А.А. Фет. Мои воспоминания. Часть I. Москва, 1890